Категории раздела

статьи о А.Гурове и его творчестве [6]

Поиск

Друзья сайта

  • Alonel TV production
  • Михаил Польский
  • Исрабард
  • Место встречи - נקודת מפגש
  • Booknik
  • Авторские Права

    ©А.Гуров
    По вопросу приобретения нот и записей музыки - обращайтесь к Мириам:
    miragurov@gmail.com

    Произведения

    Наш Банер

    Мемориальный Сайт Аарона Гурова
    для установки банера скопируйте код из правой колонки

    Социальные Сети

    Translation-Переводчик

    Translation Site to Englihs -

    Translation Site to Hebrew - Hebrew
    Суббота, 18.11.2017, 03:46
    ОФИЦИАЛЬНЫЙ САЙТ RSS

    Аарон (Аркадий) Гуров

    ПУБЛИЦИСТИКА

    Главная » Статьи » статьи о А.Гурове и его творчестве


    Аарон (Аркадий) Гуров. Большая Сарабанда Терезинштадта
    Ретардация
    Этот текст не является предисловием ни к партитуре БСТ, ни к публичному ее исполнению. Я вообще противник излишней ретардации на пути к восприятию музыки, хотя в литературе это - законный прием: замедление действия перед развязкой. Поводом написания этого текста явились неоднократные обращения ко мне коллег за разъяснением связи между стилистическим строем музыки и словом "Терезин", заявленным в названии.
    Причем, часть этих обращений последовала не от русскоязычных слушателей, что было бы естественно, поскольку в России, сколько я помню, какая бы то ни было информация о концлагере "Терезин" (он же "Терезиенштадт") попросту отсутствовала. Вопросы последовали и от коренных израильтян, и от урожденных американцев, которые уж по-любому должны были бы помнить эти вещи из школьного курса истории. А потому, прекрасно сознавая бессмысленность вербальных интерпретаций музыки, а также крайнюю ограниченность своих знаний об истории Терезина (каковую историю сам я узнал уже в Израиле, и которой посвящено много книг на разных языках) - я все же рискну сформулировать некий, как сейчас говорят, "мессер" - с целью избежать как недоумения публики, так и обвинений в оскорблении памяти узников Терезина, как погибших, так и уцелевших.
    Географически это место находится в 60 км от Праги. Сейчас там не живут, а содержат этакий мемориально-туристический аттракцион на манер Освенцима в Польше или Бухенвальда в Германии. Исторически же разница между Терезином и всеми остальными концлагерями и гетто - огромна.
    Терезин, организованный как лагерь в 1940 году и расформированный в 1944, не относился к ведомству Гиммлера. Он состоял на балансе министерства Геббельса (пропаганды). Короче говоря, он представлял собой такую же "потемкинскую деревню", как и знаменитые действа, срежессированные на Беломор-Канале сталинским МГБ перед "прогрессивной интеллигенцией Запада" чуть раньше в 30-е годы.
    Городок проходил в немецких документах под названием "Терезиенштадт", его население составляли евреи, свезенные туда из тех мест, которые находились под особенно пристальным вниманием либеральной прессы тех стран, чье общественное мнение принималось к сведению в Берлине. Я говорю о евреях из Скандинавских стран, Голландии, Бельгии и т.п., частично - и из Чехословакии.
    Терезин был огорожен, как лагерь, но люди жили там не в бараках, а в нормальных квартирах, носили нормальную одежду, хотя и с желтыми нашивками, и ели, хоть и впроголодь, нормальную еду, а не баланду. Днем они работали на здесь же организованных предприятиях и сельхозобъектах, а вечером могли развлекаться. В Терезине был настоящий симфонический оркестр, настоящие театры - оперный и драматический, настоящие кабаре с концертными программами и настоящие художественные выставки. Все эти служители муз - писатели, драматурги, актеры, режиссеры, музыканты, композиторы, певцы и танцоры - тоже были настоящими, и очень высокого класса.
    При этом все они были узниками.
    Настоящими узниками.
    Настоящими - в отличие от "специальных" денежных купюр, отпечатанных Рейхсбанком и введенных администрацией на территории лагеря. На этих купюрах был изображен Моисей со скрижалями и надписи по-еврейски. Подлинность статуса узников была обеспечена тем простым фактом, что всякий раз, когда лагерь наполнялся (ибо понятно, что количество мест в нем было ограничено), его опорожняли, т. е. вывозили его обитателей в лагеря уничтожения - в тот же Освенцим или Треблинку, где с ними церемонились не больше, чем с евреями из других мест. А Терезиенштадт был готов принять очередную новую партию переселенцев.
    Теперь в музее "Терезин" все это можно увидеть - и эти купюры, и эти картины, фотографии, афиши, и макеты декораций для спектаклей. Можно услышать подлинную музыку, написанную в Терезине и купить диски. Можно посмотреть фальсифицированную кинохронику снятую немецкими операторами по заданию министра пропаганды Геббельса. 
    Можно услышать рассказы очевидцев - и узнать, например, о том, что композиторы Терезина отчаянно вписывали в свои оперные партитуры дополнительные строчки к партии детского хора. Выдумывали для детей имена несуществующих в либретто персонажей, чтобы обмануть германское начальство (требовавшее точности в исполнении партитуры), чтобы тем самым хоть на месяц, хоть на неделю, на день, на время спектакля отсрочить отправку маленьких хористов из Терезина в лагерь смерти.
    И вот уже здесь в Израиле я понял, что должен каким-то образом к этой истории прикоснуться. Но в задуманной пьесе стилизация исключалась с самого начала - ведь каждый, кто хочет, может прослушать диски с оригинальной музыкой композиторов-узников. Я поставил себе задачу: вытащить все это из себя, из своего опыта, добиваясь при этом максимальной эмпатии.
    Я так старался вообразить себя там и тогда, как будто я - один из них! И однажды это удалось. Я увидел себя на концерте в Филармонии Терезина, не помню уж - в зале или на сцене, но отчетливо помню это ощущение. 
    Ощущение того, что пока звучит музыка, над всеми нами, над нашим привычным отчаянием, сидящим уже глубоко в костях, витает еле ощутимое дуновение нелегально просочившейся надежды, хотя надеяться, по-существу, не на что. Впоследствии, уже совершенно при других обстоятельствах, это ощущение напоминало о себе неявными отголосками. Но это было - как фантомные боли. А то, настоящее, уже не возвращалось.
    Ощущение ретардации - замедления исторического сюжета перед самой развязкой земной судьбы.

    (На рукописи А. Гурова надпись: 1 июля 2001 г. Рукопись, вложенная в черновики партитуры, обнаружена в 2003 году).